Отбор пушных зверей по видам кормов

Главная Архив Старые статьи о куньих Отбор пушных зверей по видам кормов (№ 448)

В результате селекции на новые условия содержания и кормления у пушных зверей клеточного разведения идет движущий отбор на генетическую адаптацию к перевариванию и усвоению сухих нетрадиционных кормов, эволюционно им несвойственных.


Н.А. Балакирев
Отбор пушных зверей по эволюционно несвойственным видам кормов и низкопротеиновому кормлению
ГНУ Научно-исследовательский институт пушного звероводства и кролиководства им. В.А.Афанасьева РАСХН, Москва, Россия
Вестник ВОГиС, 2007, Том 11, № 1


В результате селекции на новые условия содержания и кормления у пушных зверей клеточного разведения идет движущий отбор на генетическую адаптацию к перевариванию и усвоению сухих нетрадиционных кормов, эволюционно им несвойственных. Второе направление отбора – на возможность сохранения продуктивных качеств животных в условиях движущего отбора на низкопротеиновое кормление.

Учитывая, что доместикация диких животных продолжается более 10 тыс. лет, а доместикация диких пушных зверей – около 100 лет, говорить о серьезных эволюционных изменениях, произошедших за столь короткий исторический период, пока еще рано. Тем не менее есть разительные перемены как в поведении пушных зверей, так и их продуктивности.

Исследования Д.К. Беляева и его учеников показали, что ключевым механизмом всех многообразных доместикационных изменений служит отбор на способность животных находиться в новых условиях, в том числе рядом с человеком (Беляев, Ратнер, 1961; Беляев, Трут, 1964а, б, 1982, 1983; Беляев, 1968 (цит. по Беляев, 1970), 1972, 1974, 1979, 1981, 1983; Трапезов, Беляев, 1986).

В популяциях пушных зверей, разводимых в клеточных условиях, в ходе движущего отбора постоянно происходят генетические и, как следствие этого, фенотипические изменения, позволяющие животным жить и размножаться в условиях неволи. При отборе на племенные цели предпочтение отдается зверям, которые в условиях данного зверохозяйства проявили себя как наиболее отвечающие селекционируемому в данном хозяйстве типу. С этой целью чаще других приемов используют отбор на племя однопометников, лучших зверей отсаживают отдельно в шеде и обеспечивают их кормом соответствующего состава и качества (Кузнецов, 2004).

Поскольку затраты на кормление определяются количеством корма, израсходованного на производство единицы продукции, и его стоимостью, снижения себестоимости продуктов животноводства можно добиться путем уменьшения затрат кормов на производство единицы продукции, т. е. оплаты корма.

В звероводстве была установлена возможность ведения селекции с учетом оплаты корма для получения более крупных шкурок хорошего качества при пониженных кормовых затратах (Маштак и др., 1985; Сергеев, 1990; Растимешина, Мухина, 1990). Отбор ремонтного молодняка норок по эффективности использования корма улучшает показатели продуктивности животных: выход на самку основного стада на 0,87 щенка; оплату корма приростом живой массы на 4,4 %; площадь шкурок на 0,56 дм2; количество шкурок особо крупного размера на 4,3 %; зачет по качеству шкурок на 2,5 % (Растимешина, Демина, 2006).

Питание является очень важным фактором, без которого жизнь зверей невозможна. В естественной среде обитания в их рацион входят различные корма: земноводные, рыбы, птицы, насекомые, растения, моллюски и различные мелкие млекопитающие.

В начале развития клеточного звероводства для пушных зверей пытались составлять рационы с преобладанием традиционного набора кормов, однако по мере накопления научных данных их рацион стал меняться и этот процесс продолжается до сих пор. В первые десятилетия животных кормили высококачественными и дорогими пищевыми продуктами, считая, что если корм дорогой и изначально предназначен для питания человека, то он наверняка будет полезен и зверям. К примеру, на 1-й Московской звероферме (ныне ОАО «Племзавод Пушкинский») лисиц кормили только отборной говядиной, бараниной, апельсинами, изюмом, курагой. В Соловецком зверопитомнике щенкам лисиц в 6–8-недельном возрасте давали следующие «блюда»: хорошо проваренный картофель разминали, смешивали с бобовой мукой в количестве 20–25 % и запекали его с яйцом, скармливали также мясные и рыбные котлеты, жарили свежую рыбу.

Соболям в первые годы их разведения (1930–1950 гг.) составляли рацион в основном из дорогостоящих ингредиентов: говядины, мозгов, яиц, кедровых орехов, меда, белых сухарей, ягод и фруктов.

После войны звероводство превратилось в современную отрасль животноводства, а кормление пушных зверей – в отдельное направление науки о питании животных, в развитие которого огромный вклад внесли отечественные ученые.

Наиболее значительные исследования в области кормления пушных зверей внес Н.Ш. Перельдик со своими учениками. Написанная им монография «Кормление пушных зверей» выдержала только в нашей стране три издания (1972, 1981, 1987 гг.). Она до сих пор является настольной книгой специалистов-звероводов (Передельник и др., 1987).

Современные рационы для пушных зверей составляют с учетом их биологических особенностей, видовой принадлежности и физиологического периода. К основным биологическим особенностям пушных зверей относится сезонность жизненных функций (размножение, линька), определяющая изменения обмена веществ, питательности и энергии в разные периоды года (снижение осенью и повышение весной). Пушным зверям свойственна многоплодность, высокая интенсивность роста, скороспелость. Всесторонне сбалансированное кормление в период выращивания оказывает большое влияние на развитие организма и формирование будущих продуктивных качеств. Едва ли не самой главной биологической особенностью пушных зверей является анатомическое строение желудочнокишечного тракта, приспособленного для переваривания кормов животного происхождения. Правильная организация кормления с учетом перечисленных выше биологических особенностей способна обеспечить наиболее полное проявление продуктивных качеств пушных зверей и развитие их в желательном направлении.

Среди питательных веществ корма, оказывающих влияние на организм животных, ведущая роль принадлежит белку. Ранее считалось, что белок в своей специфической пластической функции не может быть заменен ни жирами, ни углеводами; безбелковое питание приводит организм к гибели. А.Я. Данилевский (1879) писал: «Современная биохимическая наука твердо установила факт, что в жизнедеятельности клеточных элементов главную активную роль играют белковые вещества».

В настоящее время нет сомнения в том, что определяющими факторами интенсивности жизненных процессов являются протеиновое питание и уровень белкового метаболизма. Главным источником белка для сельскохозяйственных животных являются растительные корма. Доля растительного белка в их рационах составляет 90–95 %.

Что же касается звероводства, то необходимо отметить тот факт, что звери подразделяются на плотоядных и грызунов, первые нуждаются больше в белках животного происхождения. Протеины растительных и животных кормов состоят из одних и тех же аминокислот, но в разных количестве и соотношении.

Известно, что биологическая ценность белка определяется главным образом содержанием в нем незаменимых аминокислот, т. е. не синтезируемых в организме, а получаемых исключительно с пищей. Эта зависимость впервые была установлена в экспериментах на молодых крысах, для которых незаменимыми являются десять аминокислот: аргинин, валин, гистидин, изолейцин, лейцин, лизин, метионин, треонин, триптофан и фенилаланин (Rose, 1938).

В звероводстве работами Н.Ш. Перельдика с сотрудниками в 1960–1970-е гг. были обоснованы нормы аминокислотного питания норок, лисиц и песцов; было показано, что наиболее важными аминокислотами в питании этих зверей являются метионин в сочетании с цистеином и триптофаном (Антипов, 1967; Перельдик и др., 1968; Маркова, 1971).

К концу ХХ столетия на основании исследований отечественных ученых и ученых из научного центра Ассоциации звероводов Дании было сформировано идеальное для норок соотношение незаменимых аминокислот, что позволило в практических условиях определять полноценность кормов по протеину. В связи с этим появляются работы по снижению уровня протеина в рационах пушных зверей с дополнительным введением в кормосмесь синтетических аминокислот.

Исследователи Скандинавских стран, изучая эффективность добавления DL-метионина к низкопротеиновым смесям для молодняка голубых песцов, отметили положительное влияние добавок метионина на качество ости и густоту опушения при уменьшении свалянности волосяного покрова и снижении затрат на корма. Исследовали 2 группы песцов: контрольные животные получали в сентябре–ноябре 7,3 г белка на 100 ккал обменной энергии (ОЭ), а во второй подопытной группе – 4,3 г с добавлением метионина (из расчета l г/кг корма). В результате к забою живая масса животных в контроле была 13,1 кг, подопытной – 13,3 кг, размер и качество шкурок были одинаковыми. В другом опыте снижение содержания протеина проводили ступенчато. Подопытная группа получала 5,5 г протеина на 100 ккал с 25 августа по 22 сентября и 4,4 г с добавкой метионина с 23 сентября до забоя. Контрольные животные получали с кормосмесью 6,2 г на 100 ккал ОЭ. Живая масса при забое в подопытной группе была 16,7 кг, контроле – 16,9 кг. Шкурки по размеру и качеству не имели различий (цит. по: Милованов, 2004).

И.В. Паркалов (2006) приводит результаты датских исследователей, которые проводили работу на норке с разным уровнем содержания протеина: 32 : 28 : 24 % (7,1 : 6,2 : 5,3 г на 100 ккал ОЭ), при этом содержание жира оставалось на одном уровне (5,7 г на 100 ккал ОЭ), а снижение общей ОЭ производили за счет сокращения перевариваемого протеина и увеличения доли углеводов с 14 до 22 % (с 3,2 до 5,12 г на 100 ккал ОЭ). Для обеспеченности полноценности белка в кормосмесь добавляют синтетические аминокислоты: метионин, триптофан, лизин и треонин. В результате такого кормления более высокое качество шкурок было получено на рационах с 28 и 32 % перевариваемого протеина (7,1 и 6,2 г на 100 ккал ОЭ) при одинаковом крупном размере.

В подобных опытах на пониженном уровне перевариваемого протеина (7,1 г на 100 ккал ОЭ) установлена целесообразность применения кормового концентрата лизина (ККЛ), в составе которого присутствуют синтетические аминокислоты (метионин и цистеин). Кормление норок рационами с применением ККЛ обеспечивает высокую продуктивность животных при снижении расхода кормов животного происхождения на 15 % (Растимешина, 1997). Приведенные результаты позволяют сделать заключение о возможности получения хороших результатов на низкопротеиновых рационах, но только при дополнительном введении в кормосмесь синтетических аминокислот.

Белковое обеспечение организма неразрывно связано с уровнем энергетического питания. До 1960-х гг. в большинстве работ потребность зверей в протеине изучали на фоне низкого уровня жира, и, как следствие, большую часть содержащегося в испытуемом корме протеина звери вынуждены были расходовать на покрытие энергозатрат организма. Из-за недостатка энергии самцы норки тех лет к забою достигали 1250–1300 г, т. е. на 1000 г меньше выращиваемых на современных рационах с повышенным содержанием жира и углеводов. Увеличение концентрации энергии в рационах обеспечивает более полное проявление потенциальных возможностей зверей к увеличению тела, возросших в результате селекции на укрупнение. Так, рацион для молодняка норок, обогащенный свободным жиром (до 5 г перевариваемого жира на 100 ккал ОЭ) и с увеличенной долей зерновых (до 8–12 г на 100 ккал ОЭ), позволяет получить 39 % особо крупных норок и бездефектных шкурок – 67–70 % (Зафрен-Хариф, 1978). Содержание перевариваемого протеина в июне–сентябре при этом должно быть около 8,5 г на 100 ккал ОЭ.

Норвежские исследователи рекомендуют с июня–августа использование кормосмесей с содержанием 6,7 г протеина на 100 ккал ОЭ, при этом соотношение жира и углеводов может изменяться с 40–30 % до 50–20 %, при пересчете на 100 ккал ОЭ – от 4,3 г до 5,4 г жира и от 7,3 г до 4,9 г углеводов. В состав рационов включают отходы тресковых рыб, рыбную муку, боенские отходы, термически обработанную зерновую смесь, жир животный, соевое масло, витамины, препараты железа.

По нормам В.А. Афанасьева и Н.Ш. Перельдика (1966) было предусмотрено выращивание молодняка норок, предназначенного на забой, при 8,0–9,0 г перевариваемого протеина на 100 ккал ОЭ. Исследования Я.З. Лебенгарца (1968) показали, что высокое содержание жира в рационе – до 5,3 г на 100 ккал ОЭ – оказывает белоксберегающее действие. Многочисленные научно-исследовательские опыты подтвердили возможность снижения уровня перевариваемого протеина до 6,9 г на порцию при обеспечении рациона натуральным жиром свиных субпродуктов (Растимешина, 1999).

Параллельно с этим ведется отбор зверей, способных давать продукцию на низкопротеиновом кормлении при увеличении доли зерна 8–9 г на 100 ккал ОЭ в период размножения; 12 г для племенных и 14 г для забойных зверей в период выращивания. В отдельные годы уровень зерновой группы кормов доводили до 17 г на 100 ккал, но это уже сильно сказывалось на качестве пушно-меховой продукции. При полноценной же протеиновой части рационов такой уровень углеводов вполне возможен.

По данным Б.А. Исупова (1988), увеличение зерновых в рационах растущего молодняка норок до 11–18 г на 100 ккал ОЭ не снижает размера и качества шкурок. Применение кормосмеси с повышенным уровнем углеводов не только экономит животный протеин и жир, но и обеспечивает более полную утилизацию продуктов распада жира и белка, препятствуя тем самым нарушению обмена веществ в организме.

По мнению Л.В. Милованова и Д.Н. Перельдика (1998), при современных рыночных отношениях экономически выгодно применять рационы для молодняка норок с содержанием переваримых питательных веществ (г): протеина 7,5–8,0; жира – 4,0–5,0 и углеводов от 4,0 до 6,2 на 100 ккал ОЭ. Для использования генетической возможности линейного роста тела молодняка в августе–сентябре содержание переваримой энергии доводят до 140 ккал ОЭ в 100 г готовой кормосмеси. Такие уровни питательных веществ и энергии способны обеспечить высокий процент шкурок особо крупного размера – 40–70 %.

Применяемые нормы потребления ОЭ не могут носить характер обязательных к применению, они должны служить только ориентиром при определении уровня кормления. На основании опыта звероводческих хозяйств ООО «Северная пушнина» И.В. Паркалов (2006) рекомендует применять в июле–августе 7,0–7,8 г переваримого протеина (33,3 % ОЭ), переваримого жира 5,1–5,5 (49,3 % ОЭ) и 4,0–4,4 г переваримых углеводов (17,4 % ОЭ), в сентябре–ноябре – 6,5–6,9 г (30,1 % ОЭ), 5,1–5,6 г (49,8 % ОЭ) и 4,8–5,0 г (20,1 % ОЭ) соответственно. В период интенсивного роста, по данным этого автора, рекомендуется применять высококалорийные корма.

Звероводы Дании с 27 мая по 14 июля увеличивают калорийность порции с 132 ккал ОЭ до 192 ккал ОЭ в 100 г кормосмеси при одновременном снижении уровня переваримого протеина с 11 г до 7,1 г на 100 ккал ОЭ и увеличении содержания переваримого жира с 40 % от калорийности 4,37 г на 100 ккал до 49 % (5,23 г на 100 ккал ОЭ). Такой высокий уровень энергии поддерживается до декабря, количество ОЭ в августе–ноябре от переваримого жира находится на уровне 51 %. Повышение энергетической питательности кормосмеси до уровня 192 ккал ОЭ в 100 г достигается путем введения в рацион свободного свиного жира 0,7–0,9 г и соевого масла 1,4–1,5 г на 100 ккал ОЭ.

Высокого уровня содержания переваримого жира в рационах норок придерживаются звероводы Польши, Финляндии и США в осенний период. При этом достигается экономия в животных кормах в среднем на 20 %.

Несмотря на значительное сокращение переваримого протеина в рационах пушных зверей, в процессе доместикации удалось существенно увеличить живую массу. К примеру, в племенных зверохозяйствах «Гагаринский», «Судиславль», «Салтыковский» масса самцов норки в среднем составляет 2,8–3,2 кг, самцы вуалевого песца весят 11–12 кг, а отдельные экземпляры 15–20 кг, самцы песца серебристого – более 9 кг, самки – более 8 кг.

Справедливости ради нужно признать, что эти результаты в сравнении с таковыми у финских звероводов скромны. Так, доля в мировом производстве шкурок песца у них составляет более 30 % или около 2,0 млн шкурок. Они также являются лидерами по показателям живой массы и размеру шкурок. Средняя живая масса вуалевых песцов в ноябре в период забоя составляет 17–20 кг, длина шкурок колеблется от 110 до 150 см и более.

Безусловно, и в первом и во втором случаях эффект селекции получен за счет целенаправленного отбора и системы кормления в период выращивания, а именно: в конце июля увеличивают содержание переваримого жира до 6,0 г, а уровень переваримого белка снижают до 6,1 г, а в октябре–ноябре до 6,0 и 5,5 г на 100 ккал ОЭ соответственно. Максимальный уровень кормления песцов и лисиц приходится на сентябрь–ноябрь, среднесуточное потребление ОЭ песцом составляет 1530 ккал, а лисицей – 810 ккал. При кормлении кормосмесью с содержанием: в 100 г корма 180 ккал ОЭ удельный вес шкурок песца размера «40» и выше (125–150 см) составляет более 90 %.

С учетом изменившейся кормовой базы звероводства и физиологической потребности пушных зверей в питательных веществах усовершенствованы нормы кормления и нормативы затрат для клеточных пушных зверей.

В новых нормах кормления взрослых племенных соболей рекомендуется научно обоснованный более низкий уровень переваримого протеина – 8,5–9,5 г на 100 ккал ОЭ в различные физиологические периоды, в старых нормах было 10–10,5 г протеина (выше на 10–15 %). Для молодняка соболей новый уровень переваримого протеина равен 8,0–8,5 г на 100 ккал ОЭ, что ниже норм 1981 г. на 15–20 %. Новые типовые рационы для соболей дешевле старых на 15–20 %. Только в рационах для соболей количество мясных кормов сократилось на 36 %, в том числе мяса – в 5 раз; количество молочных кормов уменьшилось на 30 % при одновременном увеличении расхода рыбных кормов на 23 %, зерновых 5–10 % и овощей на 25 %. Общий годовой расход кормов на 1 голову «делового молодняка» соболей снижен с 175 кг до 140 кг, т. е. на 20 %. При этом продуктивность остается стабильно высокой (Кладовщиков, 2005).

С изменением кормовой базы звероводства значительно изменился состав рационов пушных зверей. Уменьшилось содержание в рационах мясных и молочных кормов. Большую долю стали занимать непищевые субпродукты, в том числе и куриные, рыбные отходы, увеличилось количество зерновые кормов. В рационах пушных зверей появились новые виды нетрадиционных кормов – отходы производств микробиологической, фармацевтической, перерабатывающей отраслей промышленности.

Идея замены в рационах пушных зверей мясорыбных кормов сухими возникла уже давно. В 1933 г. П.Т. Клецкиным были выполнены первые опыты по замене мяса говядины и конины в рационах лисиц рыбной, мясо-костной, граксовой мукой, дробленой костью, куколкой шелкопряда. Значительно позднее детальные опыты были проведены на всех видах животных. Так, замена мясо-костной мукой 50 % мясо-рыбных кормов по протеину не снижает результатов воспроизводства молодых самок песцов.

Во все биологические периоды в рационы пушных зверей можно включать приготовленную из тушек забитых зверей мясо-костную муку до 25 % от переваримого протеина животного происхождения (Клецкин, Снытко, 1977, 1982).

По экономическим соображениям в рационах клеточных зверей в последние годы не только в Скандинавских странах, но и в России сокращается использование цельной океанической рыбы, в то же время рационы с высоким содержанием рыбных и других отходов корректируются по незаменимым аминокислотам введением в кормосмеси рыбной муки, что дает возможность ограничить уровень переваримого протеина в рационах молодняка до 7,5–6,5 г на 100 ккал ОЭ. По данным Г.С. Таранова (1985), в рационы молодняка норок можно включать высококачественную рыбную муку с содержанием ААА до 200 мг % в июле–августе в количестве 50–60 % от протеина мясо-рыбных кормов, а в осенний (сентябрь–ноябрь) – до 70 %. Остальная часть рациона должна быть представлена сырой рыбой и мясными субпродуктами.

Пушных зверей, пищеварительный тракт которых эволюционно приспособлен к перевариванию натуральных мясо-рыбных кормов, приучать к сухим кормам следует постепенно, начиная с небольшого количества, чтобы не снизить поедаемость кормосмеси и, вследствие этого, продуктивных показателей.

К сухим кормам растительного происхождения можно отнести побочные продукты масложировой промышленности: жмыхи и шроты, которые отличаются довольно высоким содержанием протеина и могут быть использованы в качестве источника растительного белка для пушных зверей. Включение в рационы молодняка норок в период выращивания и самкам основного стада в период воспроизводства до 20 % тостированного шрота от животного протеина не снижает их продуктивности (Исаева, 1980). Положительные результаты были получены от использования подсолнечного шрота в рационах норок до 25 % в разные биологические периоды (Губский, 1987).

Важнейшим источником растительного белка является соя (Помытко, Журавлев, 2004). Соевый белок содержит весь набор незаменимых аминокислот и практически аналогичен белку животного происхождения, но значительно дешевле. На рынке появился концентрат соевого белка, приготовленный из семян генетически немодифицированной сои («Сойкомил»). Он содержит следующее количество сырых питательных веществ, %: протеин – 65, жир – 1, углеводы – 18, золы – 7. Он может быть использован в звероводстве как белковый компонент. Включение в рацион молодняка норок 10 % «Сойкомила» по сухому веществу не отразилось отрицательно на потреблении корма и скорости роста.

Успешно используются в кормлении пушных зверей такие отходы фармацевтической промышленности, как сухая мицелиальная масса пенициллина, тетрациклина, сухая мицелиальная масса гриба Aspergilus niger, отход производства лимонной кислоты.

Большую группу нетрадиционных кормов составляют дрожжи кормовые – продукт микробиологического синтеза, – представляющие собой белок одноклеточных организмов, культивируемых на различных субстратах: мелассе, отходах крахмального производства, гидролизате древесины, барде, этаноле, парафинах нефти, а также бактериальных биомасс. По питательной ценности белок дрожжей занимает промежуточное положение между растительными и высококачественными белками животного происхождения. Кормовые гидролизные дрожжи, полученные методом биохимической переработки древесного сырья, содержат белка 45–48 %, углеводных компонентов до 30 % и липидов до 5 % (Волкова, 1999). С кормовыми гидролизными дрожжами сходны по питательности другие кормовые дрожжи, известные как белково-витаминный концентрат (БВК). По уровню незаменимых аминокислот белок БВК имеет большое сходство с белком мускульного мяса. При одинаковом в этих продуктах уровне лизина БВК превосходит конину по содержанию триптофана и цистеина (Ионкина, 1968). Установлена возможность скармливания дрожжей БВК до 20–25 % молодняку норок и песцов в период выращивания и до 25 % от переваримого протеина рациона самкам песцов в период воспроизводства (Перельдик и др., 1970).

Приняв во внимание, что кормовые дрожжи потребляет главным образом молодняк, можно отметить, что за 6 мес. выращивания одна норка съедает количество дрожжей, почти равное собственной массе. В середине 1980-х гг. отечественное пушное звероводство потребляло в среднем за год около 20 тыс. тонн кормовых дрожжей, что составляло около 2 % всего его производства.

Надо сказать, что килограмм дрожжей заменяет в рационах пушных зверей в расчете по протеину примерно 3–4 кг сырых мясо-рыбных продуктов.

Перспективой развития крупных зверохозяйств является переход на кормление зверей смешанными (полусухими) рационами, при которых не менее 50 % рациона будет представлено комбикормом, дополнительными отходами мясо-рыбо-жироперерабатывающей промышленности. При новом полусухом типе кормления упрощается технология кормоприготовления: исключаются трудоемкие и энергоемкие процессы сортировки, варки условногодных мясо-рыбных кормов и зерновой каши; исключаются из рациона костные субпродукты, так как они плохо используются пушными зверями даже при сравнительно мелком их измельчении.

В качестве основных компонентов современных комбикормов используются отходы микробиологической промышленности, кормовые дрожжи, жмыхи, шроты, мука зерновых и другие кормовые средства, а также дешевые овощи. Разработанный сотрудниками ГНУ НИИПЗК рецепт сухого комбикорма-концентрата (СКК) представляет собой композицию из питательных веществ (протеина, жира, углеводов) с добавками лимонной кислоты, антиоксиданта для стабилизации жировой фракции и витаминов. При разработке рецепта комбикорма определяющим фактором была стоимость его производства. Низкая себестоимость обусловлена включением в его состав сравнительно недорогих заменителей животного белка – гидролизных дрожжей, шрота (жмыха) подсолнечного, зерновых, мясокостной муки и только 8 % рыбной и 2 % мясной муки как наиболее дорогих компонентов – источников незаменимых аминокислот. До 65 % (от массы) комбикорма составляют растительные корма.

В результате опытов по изучению способов введения в типовые рационы молодняка норок и песцов установлено, что оптимальным для молодняка норок является включение в рацион 30 % комбикорма (по переваримому протеину), для молодняка песцов – 35 %. С целью повышения питательности СКК в его состав был введен мультиэнзимный препарат, способствующий лучшему перевариванию углеводов рациона (Балакирев и др., 2001).

Комбинированный способ кормления пушных зверей с использованием комбикормов все шире применяется в практике звероводства. Преимущество данного способа заключается не только в снижении затрат и упрощении технологии кормоприготовления, но и в улучшении консистенции и санитарных качеств кормосмеси.

Отрабатывается возможность использования в кормлении молодняка норок сухих полнорационных гранулированных комбикормов, использование которых вызывает изменение в пищеварительной системе животных. Эти изменения направлены на то, чтобы позволить организму усваивать из непривычного для него корма по возможности максимальное количество питательных веществ. Увеличивается длина кишечника, печени в связи с гиперфункцией производства желчи. Ферментный спектр желудочно-кишечного тракта адаптируется к перевариванию сухих кормов (Куликов, 1987, 2001).

Заключение

За сравнительно короткий период доместикации пушные звери существенно изменились в сравнении со своими дикими предками. Под влиянием селекции, содержания и кормления у зверей клеточного разведения изменился не только тип поведения, но и продуктивность: особенность к воспроизведению, размер тела и качество опушения, т. е. те количественные и качественные признаки, по которым ведется направленная селекция.

Вынужденная необходимость использования для пушных зверей несвойственных им видов кормов, дефицитных по содержанию незаменимых аминокислот, особенно метионина, на низкопротеиновом уровне выявило животных, неспособных к формированию желательного опушения. Эти звери выбраковываются из стада при осенней бонитировке животных.

С целью устранения дефектов мехообразования разрабатываются рационы, содержащие оптимальное количество незаменимых аминокислот, с включением при необходимости их синтетических заменителей.

Под влиянием скармливания сухих кормов желудочно-кишечный тракт пушных зверей также претерпел функциональные и морфологические изменения.

Задача селекционеров состоит в том, чтобы отбирать для племенных целей зверей, способных переваривать и усваивать такой корм, поскольку эта их способность прямо коррелирует с показателями продуктивности.

Источники

Антипов Ю.В. Эффективность разных норм протеина в рационах голубых песцов // Кролиководство и звероводство. 1967. № 4. С. 9–11.
Афанасьев В.А., Перельдик Н.Ш. Клеточное пушное звероводство. М.: Колос, 1966. 399 с.
Балакирев Н.А., Куликов Н.Е., Демина Т.М., Растимешина О.В. Мультиэнзимный комплекс в кормлении норок и песцов // Комбикорма. 2001. № 8. С. 58–59.
Беляев Д.К. Биологические аспекты доместикации животных // Генетика и селекция новых пород сельскохозяйственных животных: Матер. Всесоюз. совещания 24–26 окт. 1968 г., Алма-Ата. Алма-Ата: Наука, 1970. С. 30–44.
Беляев Д.К. Генетические аспекты доместикации животных. Проблемы доместикации животных и растений. М.: Наука, 1972. С. 39–45.
Беляев Д.К. О некоторых вопросах стабилизирующего отбора и дестабилизирующего отбора // История и теория эволюционного учения. Л.: Наука, 1974. С. 76.
Беляев Д.К. Дестабилизирующий отбор как фактор изменчивости при доместикации // Природа. 1979. № 2. С. 36–45.
Беляев Д.К. Дестабилизирующий отбор как фактор доместикации // Генетика и благосостояние человечества: Матер. XIV Междунар. генет. конгр. М.: Наука, 1981. С. 53–66.
Беляев Д.К. Дестабилизирующий отбор // Развитие эволюционной теории в СССР (1917–1970 годы) / Ред. С.Р. Микулинский, Ю.И. Полянский. Л.: Наука, 1983. С. 266–277.

Беляев Д.К., Ратнер В.И. Анализ генетических и феногенетических корреляций в связи с некоторыми проблемами селекции и эволюции // Докл. АН СССР. 1961. Т. 140. № 3. С. 699–702.
Беляев Д.К., Трут Л.Н. Поведение и воспроизводительная функция животных. Сообщение I. Корреляция свойств поведения со временем размножения и плодовитостью // Бюл. МОИП. Отд. биол. 69. № 3/5. 1964а.
Беляев Д.К., Трут Л.Н. Поведение и воспроизводительная функция животных. Сообщение II. Коррелятивные изменения при селекции на приручаемость // Бюл. МОИП. Отд. биол. 69. № 4/5. 1964б.
Беляев Д.К., Трут Л.Н. От естественного отбора к искусственному: чудеса селекции // Наука в СССР. 1982. № 5. С. 24–29, 60–64.
Беляев Д.К., Трут Л.Н. Реорганизация сезонного ритма размножения у серебристо-черных лисиц (Vulpes vulpes Desm.) в процессе отбора на способность к доместикации // Журн. общ. биологии. 1983. Т. 42. № 6. С. 739–752.
Волкова М.В. Кормовые дрожжи по малоотходной технологии // Кролиководство и звероводство. 1999. № 3. С. 9.
Губский В.В. Использование подсолнечного шрота в качестве источника протеина для норок: Автореф. дис. … канд. с.-х. наук. М., 1987. 20 с.
Данилевский А.Я. О белковых веществах. С.-Петербург, 1879. 350 с.
Зафрен-Хариф Г.М. Рациональная структура типовых рационов для норок: Дис. … канд. с.-х. наук. М., 1978. 108 с.
Ионкина А.А. Аминокислотный состав кормов, применяемых в пушном звероводстве // Тр. НИИПЗК. 1968. Т. VII. С. 269–275.
Исаева Т.И. Соевый шрот для норок // Кролиководство и звероводство. 1980. № 4. С. 14–15.
Исупов Б.А. Зерновые корма при выращивании норок // Кролиководство и звероводство. 1988. № 2. С. 10–11.
Кладовщиков В.Ф. Нормы кормления, типовые рационы и нормативы затрат кормов для клеточных соболей при современной кормовой базе на период 2006–2010 гг. Родники, 2005. 38 с.
Клёцкин П.Т., Снытко В.С. Об использовании сухих животных кормов // Кролиководство и звероводство. 1977. № 6. С. 9.
Клёцкин П.Т., Снытко В.С. Использование тушек пушных зверей // Кролиководство и звероводство. 1982. № 2. С. 12–13.
Кузнецов Г.А. Концепция рекомендаций по племенной работе с пушными зверями // Кролиководство и звероводство. 2004. № 2.С. 10–15.
Куликов Н.Е. Морфологические и биохимические показатели желудочно-кишечного тракта норок при кормлении гранулами и влажными смесями // Тр. НИИПЗК. 1987. Т. 35. С. 33–38.
Куликов Н.Е. Адаптация пищеварительной системы норок к сухим кормам // Кролиководство и звероводство. 2001. № 2. С. 7–8.
Куликов Н.Е. Обработка зерна и биологическая ценность протеина // Кролиководство и звероводство. 2001. № 6. С. 6–7.
Лебенгарц Я.З. Использование корма молодняком норок в зависимости от соотношения в нем жира и углеводов // Тр. НИИПЗК. 1968. Т. VII. C. 292–310.
Маркова Р.И. Уровень незаменимых аминокислот и протеина в рационах лисиц // Кролиководство и звероводство. 1971. № 1. С. 5–7.
Маштак С.А., Маштак З.А., Копылов В.А. и др. Эффективность использования корма норками // Кролиководство и звероводство. 1985. № 4. С. 9.
Милованов Л.В. Эффект добавления метионина в рационы с низким уровнем белка // Кролиководство и звероводство. 2004. № 1. С. 10–11.
Милованов Л.В., Перельдик Д.Н. Рациональное кормление зверей в летне-осенний период // Кролиководство и звероводство. 1998. № 2. С. 4–6.
Паркалов И.В. Пушные звери в среде естественного обитания и перспектива клеточного звероводства в современных условиях. С.-Петербург, 2006. 238 с.
Перельдик Д.Н. Использование эприна в кормлении норок // Тр. ВНИИ «Синтезбелок». М., 1987. С. 124–130.
Перельдик Н.Ш., Титова М.И., Кузнецова Ю.Д. Потребность растущего молодняка норок в лимитирующих аминокислотах // Тр. НИИПЗК. 1968. Т. VII. С. 227–246.
Перельдик Н.Ш., Титова М.И., Кузнецова Ю.Д. Влияние кормления по рационам с кормовыми латы корма шкурковой продукцией у норок // Тр. дрожжами из углеводородов нефти (БВК) на воспроизводительность самок первогодок норок и песцов // Тр. НИИПЗК. 1970. Т. IX. С. 193–204.
Перельдик Н.Ш., Милованов Л.В., Ерин А.Т. Кормление пушных зверей. М.: Агропромиздат, 1987, 334 с.НИИПЗК. 1990. Т. 37. С. 23–28.
Помытко А.В., Журавлев Е.Ю. Применение соевого белка в пушном звероводстве // Кролиководство и звероводство. 2004. № 1. С. 11.
Сергеев Е.Г. Использование и оплата корма собобелка в пушном звероводстве // Кролиководство лями разного размера // Тр. НИИПЗК. 1990. и звероводство. 2004. № 1. С. 11. Т. 37. С. 29–39.
Растимешина О.В. Использование кормового лизина Таранов Г.С. Комбикорма для норок // Кролиководсв кормлении норок для повышения их продуктив-тво и звероводство. 1985. № 2. С. 12. ности // Всерос. науч.-практич. конф., посвященная 65-летию НИИПЗК. Родники. Московская обл., 1997. С. 63–64.
Растимешина О.В. Свиные субпродукты в рационе норок // Кролиководство и звероводство. 1999. № 1. С. 11.
Растимешина О.В., Мухина И.Г. Метод оценки оплаты корма шкурковой продукцией у норок // Тр. НИИПЗК. 1990. Т. 37. С. 23–28.
Растимешина О.В., Демина Т.М. Метод отбора ремонтного молодняка норок по эффективности использования корма // Актуальные проблемы биологии в животноводстве. Боровск, 2006. С. 81–82.
Сергеев Е.Г. Использование и оплата корма соболями разного размера // Тр. НИИПЗК. 1990. Т. 37. С. 29–39.
Таранов Г.С. Комбикорма для норок // Кролиководство и звероводство. 1985. № 2. С. 12.
Трапезов О.В., Беляев Д.К. Связь селекционного изменения поведения с репродуктивной функцией американской норки // Журн. общ. биологии. 1986. № 4. С. 445–450.
Rose W.C. The nutritive interference of the amino acids // Physiol. Rev. 1938. № 8. Р. 109–115.

Н.А. Балакирев


Сейчас на сайте

+ гостей: 48

inFerretGroup © 2007-2014. Вся информация, размещенная на сайте, охраняется законом об авторском праве. Воспроизведение информации или ее части возможно только с письменного согласия владельцев ресурса.

О проекте dmitry@inferret.ru